ИШЬ

DEUS EX RAMMSTEIN

Целились в Германию, попали в Россию, или как Rammstein вскрыли наши проблемы
ТЕКСТ: ВАСИЛИЙ АЗАРЕВИЧ
В российском интернете ищут смыслы в клипе «Deutschland» группы Rammstein. Обсуждение настолько бурное, что уверенно потеснило даже президентские выборы на Украине.

Насколько точно и остро Тиль Линдеман и компания вскрыли проблемы современной Европы и Германии? Не придерживаются ли эти выходцы из ГДР ультраправых взглядов, и не накручивают ли они немецкую молодёжь, провоцируя орать во всю глотку «Deutschland!»?

Кто-то даже договаривался до сложносочинённых конспирологических схем, согласно которым по заданию евробюрократов клип демонстрирует американцам, что они варвары. Одни увидели в нём закат Европы, другие – ностальгию по ГДР и будущий расцвет Евросоюза. В этих картинах мира герр Линдеман был бы вынужден пять раз за день переписывать текст песни, чтобы угодить кураторам из БфФ и МАД.

Но интересен тут не глубокий смысл, который обнаружили комментаторы, а то, почему клип зарубежной группы вызывает такую живую реакцию в стране с достаточно развитой поп-культурой и шоу-бизнесом? И, кажется, причины с современной эстрадой не связаны.
В России Германию принято воспринимать как заклятого и неудавшегося союзника. Эта традиция не нова – немцы сыграли в истории России слишком большую роль. Как отрицательную, так и положительную. Немка Екатерина II сделала Россию великой. Канцлер Германии Бисмарк любил Россию и боялся России. Русские и немецкие войска скрещивали штыки на поле брани в обеих мировых войнах. Все приписываемые германскому народу позитивные качества в российском фольклоре приумножаются в несколько раз. Вспоминая старую концепцию Чужого, которого народы создают из своих соседей, чтобы осознать свою национальную самость, можно сказать, что немцы, пожалуй, единственный для русского народа позитивный Чужой (насколько это вообще возможно для Чужого). Во всяком случае, в нашем обществе позитивный образ немца встречается если не чаще негативного, то как минимум существует наравне. Ярый гитлерофил Пришвин довольно точно описал это противоречивое явление в своём дневнике 1940 года:
Победа в Греции сразу рассеяла легенду о конце Гитлера, и русские люди, то есть глупо-русские подняли головы. Как это ни странно, но глубочайшее всенародное сочувствие немцам есть своеобразное проявление русского патриотизма (в смысле призвания Рюрика)
И вот пришёл коллективный немецкий Рюрик и показал в коротком ролике целую плеяду Героев, связанных через прошлое с настоящим и будущим. Герои в нём действительно на любой вкус и цвет: озлобленные легионеры, кулачные бойцы, обречённые и уже мёртвые рыцари, чудом спасённые узники концлагерей. Естественно, что таким Героям противостоят и харизматичные противники. Фактически, в полном соответствии с «Морфологией волшебной сказки» Владимира Проппа, каждый из показанных образов выполняет свою функцию, поэтому разные персонажи и разные эпохи ярко выделяются в этом микрофильме, а не сливаются в мутную галерею лиц участников группы.

Конечно, русским было что сказать о творчестве столь знакомого Чужого. Но эта вспыхнувшая народная любовь к творчеству Линдемана и соратников не отражение германофилии как таковой. Причина её глубже и намного неприятнее.

Хорхе Луи Борхес ввёл теорию четырёх вечных сюжетов в литературе, из которых для нас наиболее интересна «История возвращения». Классический вариант данного сюжета – «Одиссея»: главный герой возвращается домой и карает всех плохих. У англичан, на уровне национального мифа, для этого есть король Артур. У немцев – Король-под-Горой, в образе которого сливаются воедино Фридрих I Барбаросса и его внук Фридрих II. У нас нет никого и ничего, кроме 102 лет советско-постсоветского безвременья.У России и русских отсутствует своей Тысячеликий Герой, которого все так ждут. Некому, в соответствии с идеей Тысячеликого героя Джозефа Кэмпбелла, услышать Призыв, пройти Обучение у Наставника и двинуться в опасный Путь. Народная легенда про спящего в пещере Александра Васильевича Суворова прочно позабыта, рассказы о спящем в Мавзолее Ленине изначально были созданы советским государственными институтами для посмертной сакрализации вождя. При этом нельзя сказать, что запроса на Вечных возвращающихся Героев в России нет. Этот запрос есть, и уже реакция на первый за семь лет клип немецкой группы очень хорошо это показывает.

Постсоветская Россия какое-то время пыталась быть страной примирения красных и белых. Советская символика армии сосуществовала с перезахоронением Романовых в Санкт-Петербурге. Наличие КПРФ в ГосДуме в качестве основной партии не отменяло награждения Александра Солженицына Орденом Андрея Первозванного. Примирения не вышло, и тому было множество причин. Но что ещё важнее для нас: примирение сменилось забвением. Герои советского мифа оказались слишком неудобными. Они участвовали в массовых репрессиях и красном терроре, травили газом восставшую Тамбовщину, пытали и предавали, расстреливали, а потом реабилитировали. Герои царской эпохи отделены от нас годами, разницей культуры и ещё советской практикой вычёркивания из истории неудобных лиц и имён. Постсоветская Россия так и не создала своих героев, потому что постсоветская Россия существует не для будущего. Постсоветская Россия старается просто прожить настоящее, сразу же забывая о прошлом и даже не пытаясь думать о будущем. Именно поэтому в России нет своего Тысячеликого Героя, а для этого Героя нет Итаки, куда бы он мог вернуться подобно Одиссею.

Глупо ожидать, что поручик Голицын и Комиссар в пыльном шлеме получат хоть какое-то удовольствие, вернувшись в современную Россию из своих странствий.
Пока же этого Героя нет, мы так и будем превращать клипы зарубежных групп в самое обсуждаемое событие отечественного масс-культа. В принципе, по примерно такой же логике ожидания Героя и от осознания такой же безысходности, отсутствия выбора и альтернативы, русские люди весь ХХ век оказывались разодраны линиями фронтов и государственных границ. Когда одни и те же люди в 1918 году уходили в Красную Армию или Добровольческую, когда в 1942 году узники одного барака делились на две половины – будущих подпольщиков и будущих солдат РОА генерала Власова, когда в 1972 году кто-то стремился вступить в КПСС, а кто-то слушал вражьи голоса. Во всех этих ситуациях русские, брошенные историей на произвол судьбы, пытались найти какую-то внешнюю силу, которая если не всё, то очень многое сделает «за нас». 1991 год изъял эту внешнюю силу. Теперь уже нет идеи, которая бы могла выступить для всего народа Богом-из-Машины. Есть только разные мелкие элитные группы, замкнутые сами в себе и не имеющие никаких проектов будущего.

Исходя только из таких рассуждений, можно взять на себя смелость утверждать, что весь тот глубокий смысл, который отечественный зритель увидел в новом клипе Rammstein, относится не к Германии. Он относится к России, её народу, его чаяньям и надеждам. Легендарные немцы скоро выпустят новый альбом, откатают туры по всему миру, а мы так и будем лелеять свою надежду о прекрасном будущем. Проблема лишь в том, что эта надежда пока не пересекается с нашей реальностью. Не утихающее обсуждение немцев из Rammstein сказало о нас самих гораздо больше, чем о Германии. Ведь русский зритель фактически увидел в этом клипе исполнение своих желаний о возвращении Героев, которые исправят всё.

И вот новая песня Rammstein перетекает в старую песню Бони Тайлер Holding Out For A Hero.
Если вдруг вы дочитали этот текст до конца и он вам понравился, вы можете поддержать нас словом или даже рублем вот тут